пятница, 6 апреля 2012 г.

Да, на смерть.

lesnaya_doroga

Хотя и возвращается есаул Половцев в Гремячий Лог, его директивы и вредительские действия Якова Лукича уже не оказывают решающего влияния на развитие событий, связанных со становлением нового общества. Недаром в порыве пьяного откровения его сподвижник Лятьевский восклицает: «Половцеву и мне некуда деваться, мы идем на смерть... Да, на смерть!» «Секретарь райкома Нестеренко, сообщая об активизации врагов, насмешливо добавляет: «На что-то еще рассчитывают, чертовы дуроломы!» Единственно, на что еще могли рассчитывать половцев и островновы,— это на интервенцию, так как внутри страны они не имели социальной опоры.
Уже в первой книге романа удивительно проявилось мастерство писателя в создании социально-психологического портрета, когда в поведении и слове, в деталях внешности раскрываются социальная природа и особенности характера героя.
Вот портрет Половцева: «Приезжий снял башлык и белого курпяя папаху, обнажив могучий угловатый череп, прикрытый редким белесым волосом. Из-под крутого, волчьего склада, лысеющего лба он бегло оглядел комнату и, улыбчиво сощурив светло-голубые глазки, тяжко блестевшие из глубоких провалов глазниц, поклонился. Что-то угрюмо-тяжеловесное и зловещее видится в Половцеве.

Комментариев нет:

Отправить комментарий