понедельник, 26 сентября 2011 г.

Бабье лето.

podrugi
Но все равно обе «враждующие стороны» дружно ходили на десятый сектор, кто бы ни играл — «Динамо» или «Зенит»... Правда, они молчанием встречали зенитовские голы. На этот раз «Дипамо» встречалось со своими грузинскими одноклубниками. Мы не скрывали злорадства: матч уже подходил к концу, а тбилисцы выигрывали, неприятности прочь,комната номер семьдесят три... Откуда прибыл?
— С Западного... Четырнадцатый корпусной авиаотряд. По поручению бабье лето солдатского комитета...
В огромной комнате народу — не пройти. Летчики, механики, летнабы, шоферы, стрелки, фотографы. На столах, рядом с бумагами, — карабины, бомбы, ручные пулеметы... К человеку с открытым, волевым лицом и короткой трубкой в зубах — очередь.
— Председатель Бюро комиссаров авиации... товарищ Можаев, — объяснял вполголоса матрос солдату в высокой папахе. времяБУДЕННОВСКИЙ ТРОФЕЙ.Красвоенлет Бурым прибыл в Петроград в самом начале декабря семнадцатого.
Смольный гудел как растревоженный улей. В широких коридорах толпились красногвардейцы, солдаты, матросы... Среди этой массы людей Бурыму бросился в глаза срок человек в синем однобортном кителе со стоячим воротником, в черных брюках с красными кантами. Сомнения не было — авиатор.
— Братишка!
Человек оглянулся, и лицо его озарила улыбка. По фуражке с черным бархатным околышем он тоже определил: перед ним — летчик.
женихиНо сохраняет имена, подвиги, добрые дела героев народная память.— Где тут наши летуны? — поинтересовался Бурым.
— По коридору налево,  про хвостОтвет будет неутешительным: выбыл.
Следы боевого друга-побратима, революционного летчика Киша со временем затерялись...

Комментариев нет:

Отправить комментарий